Приветствую Вас Гость | RSS

API TV

Вторник, 27.06.2017, 18:44
Главная » Статьи » Folk

Андрей Кабанов: «Светлая Седмица» на страже национальной идеи

В преддверии детского вокально-хорового Фестиваля «Светлая Седмица», член жюри Фестиваля, Основатель  практической фольклористики, музыковед-фольклорист, член правления Российского фольклорного союза, руководитель Лаборатории Практической фольклористики Российского научно-исследовательский института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева, руководитель ансамбля «Измайловская слобода" Андрей Сергеевич Кабанов рассуждает о судьбе русского фольклора.

Жив и современен ли русский фольклор?

- Начиная с 19-го века все твердят о том, что фольклор умирает. Слава Богу, это не так! Вся моя сознательная жизнь посвящена изучению фольклора. Начиная с  17-ти лет я участвовал в фольклорных экспедициях по всей нашей стране - сначала как участник, а затем, после поступления в 1964-м году в Консерваторию, руководитель студенческих экспедиций.

После обучения я остался работать в Консерватории в кабинете народной музыки. С 1973-го по 1976-гг был членом фольклорной комиссии Союза композиторов РСФСР. Комиссия ставила перед собой глобальную цель  – создать генеральный каталог русской песни  и учитывать песни в генеральном каталоге по географии, по жанрам, по алфавиту. И экспедиции были организованы по всей     России. Мы записывали песни с тем, чтобы композиторы потом их использовали, обрабатывали , а хоры исполняли по радио.

В 1976 году меня пригласили старшим научным сотрудником в НИИ Министерства культуры РСФСР. Фактически больше нигде не было, кроме этого института, государственных учреждений, которые занимались фольклором – все остальные были общественные.

Постепенно фольклорное движение росло. Пели много, появились магнитофоны. Надо сказать, что в то время не говорили о сохранении традиций. Даже слово традиции мало употребляли. Были  12-ть народных хоров - хор Пятницкого, Северный, Оренбургский, и другие, которые воплощали в живом виде песню. И чем больше хор, тем для песни лучше.

Потом  запели сами люди. Это возникло, во многом, благодаря Дмитрию Викторовичу Покровскому с его ансамблем. Я, как раз, оказался у его истоков и отвечал за репертуар ансамбля,  Покровский же отвечал за исполнительство. Мы дополняли друг друга. До 80-года я работал с ним, а затем пошел в «народ» и стал вырабатывать методику вовлечения любого человека в народную песню. Так зародилось молодежное фольклорное движение. 

Оно стало бурно развиваться. В 1989 году возник Российский Фольклорный Союз. В разных городах – Новосибирске, Питере, и других Дмитрий Викторович Покровский инициировал в ансамбли продвинутую молодежь, интересующуюся культурой и её сохранением. 

Сейчас таких ансамблей несколько сотен. Они неплохо развиваются. Даже в последние дни видно, как много в Москве мероприятий с их участием. Недавно отмечали юбилей знаменитого собирателя  народной песни, Профессора кафедры истории русской музыки Московской государственной консерватории Вячеслава Михайловича Щурова. Он сделал большой концерт и показал разные типы фольклорных коллективов. 

- Существует ли  программа изучения фольклора?

- Такая программа была опубликована в 1977 году. Там были сформулированы  12  признаков фольклорных коллективов:  сценический – несценический, сельский-городской , молодежный – зрелого возраста, и т.д; типы многоголосья, звукоизвлечения,  по составу, по содержанию.

- Актуальна ли эта программа сегодня?

- Все  40 с лишним лет я по этой программе работаю. Все это происходит в режиме эксперимента. И сейчас, в институте  Лихачёва, который является преемником НИИ Культуры, я хочу сместить научную направленность на методическую, чтобы все было живое. Этим мы и занимаемся в Лаборатории Практической фольклористики. Здесь у нас есть ансамбль, мы поем.
 
Основная задача, которая перед нами стоит – реанимировать и ввести в актив бытования архивы, которые были записаны. Это песни донских, гребенских, терских, кубанских, белгородских казаков, пинежские, архангельские песни и песни других областей России. Только я записал более двадцати тысяч песен (с вариантами). Например, песня «Поехал казак на чужбину» в 28 вариантах.

Более 60% моей работы связано с донским фольклором. 

- На фестивале «Светлая Седмица» встречали ли вы исполнителей, которые вас поразили?

- Настолько много способных детей! Мы выработали методику, как их вводить в звук – от громкого к тихому, не как в музыкальной школе, когда ребёнку не разрешают сильно ударять по клавишам. По-моему, пока ты маленький – бей что есть силы! Пусть ребенок носится сначала по футбольному полю, а потом ему мячик дадут. Ребенок должен быть в игре. Спорт и музыка – это игра. Спорт помогает фольклору и фольклор спорту. Все естественные проявления ребенка нужно использовать. Для мальчиков это пляска и инструменты, для девочек – пение. То есть, сначала вынимаешь глыбу народной музыки, а потом её обтесываешь. 

У Покровского в ансамбле кто-то пел лучше, кто-то хуже. Тот, кто пел хуже, лучше ездил на лошади, он становился лидером там. Кто лучше играл на рожке, кто-то лучше плясал. Это было взаимное дополнение. 

В жюри Фестиваля мы на это тоже смотрим, когда выступают дети. 

- Что самое важное для жюри при обсуждении выступлений участников?

- Каждый человек, который поет народную песню, себя очень ярко проявляет. И именно на этом мы делаем акцент, когда обсуждаем в жюри выступление. 

Каждая деревня поет по-своему. Если песня берется деревенская, каким-то образом связанная с аутентичными исполнителями, то она овладевает человеком, который поет эту песню. Человек развивается в сторону аутентичности, неповторимости, индивидуальности, и это относится к детям тоже. Чем меньше ребенок, тем легче это проявляется. Случается, что  исполнители, вместо служения, начинают заниматься использованием фольклора и себя демонстрировать.

А когда «Измайловская слобода» начинала, они совершенно не обращали внимания на то, что находятся на сцене. Они проявляли себя как часть природы. И чисто пели.  

Они были настоящей песенной общиной. Я всегда удивлялся, что если их попросить спеть по-отдельности, они могли сфальшивить, А когда пели вместе, можно было записывать диск. В основе ансамбля был обычный класс общеобразовательной школы, не музыканты. Шло слияние интонаций, как горящих веточек в костер. И если ты попадаешь в этот костер, ты так же горишь. Это удивительная вещь!

- Помогает ли фольклор детям в развитии их способностей?

- Однажды мы приехали в лагерь «Орлёнок». В некоторых отрядах  были фольклорные коллективы. Ребята из них участвовали в разных конкурсах и всюду занимали первые места. И в школе всегда на первых ролях дети, которые занимаются фольклором. Это очень развивает личность. Такие дети лидируют.

Конечно, конкурс их немного волнует, ведь каждый показывает все, что он может.

В деревне, если голос хороший, все красавицы. Настолько девочки проявляют в песне свой характер и свое обаяние, идет такое излучение, фольклор все сглаживает. Очень активного он успокаивает, слишком замкнутого активизирует, позволяет ему быть лидером, хотя бы на несколько минут – в игре, запевать. Ваня у нас, когда был маленький, заикался. А сейчас он очень хорошо поет. Пение и этому учит. 

- Отслеживаете ли вы судьбы детей, которые приезжают на Фестиваль?

- Если бы мы жили в одной деревне, я мог бы отслеживать судьбы всех участников Фестиваля. Те коллективы, которые проходят через меня, успешно развиваются. У нас много конкурсов-смотров проходит детских. Но, чаще всего, люди не очень ориентированы на то направление, которое я пропагандирую – что петь могут все, что необязательно всем лезть на сцену.

У нас существует два направление – сценическое и несценическое. Стоит только появится в школе или в ДК фольклорному коллективчику, так сразу надо выступать, демонстрировать себя, выносить хлеб-соль. Смешно! Особенно, когда некомпетентные члены жюри спрашивают: «Почему вы одно и то же поёте?» Например, на Масленицу устраивают фольклорный конкурс  и каждый год просят петь новые песни. Но ведь на Масленицу поются одни и те же песни! 

То есть, в фольклоре мы живем традицией, и традиция эта связана с нормой, которая существовала многие века. Выявить элементы и признаки этой нормы - научная задача. Не то, что мы должны что-то изобрести, обработать, например, добавить трубу. 

В фольклоре пение существует в трех ипостасях – пение для себя, для друзей, для своей песенной общины и пение для слушателей. Если только ориентироваться на слушателей, это будет показуха, которая отводит в сторону от фольклора.

Фольклор находится в триединстве эстетического, социального и психологического. Получаются доморощенные психологи,  социологи. Моя программа связана как раз с социологией. У меня во время работы над программой была прекрасная коллега Валентина Федоровна Чеснокова, она написала замечательную книгу о русском национальном характере, она сравнивала национальный характер россиян и американцев. Книга содержит интересные мысли. Её надо читать не один раз. Так вот, во время нашей совместной работы Валентина Федоровна  давала точные формулировки, я ими пользуюсь.

Вторая очень важная книга «Фольклор в контексте современной культуры» Эдуарда Ефимовича Алексеева. Там много основополагающих моментов.

- Как вы думаете, почему в России нет ни одного федерального телеканала, посвященного нашим национальным традициям?

- Когда мы в 60-егоды работали в фольклорной комиссии, была поставлена задача сделать фольклорную комиссию ядром будущего Института русского фольклора. Такого института не было только в СССР и Гондурасе. А всюду есть, всюду заботятся о своей культуре. Это и есть национальная идея. Как можно сформулировать национальную идею без традиций? Откуда их выдумать? Фольклор не выдумывается, он выращивается из предыдущего. Это показывает и анализ. 

Анализируешь самые сложные песни и видишь, что и никогда не было так: «Ну-ка, старички, сегодня вечером соберёмся - сочиним еще одну песенку и она пойдет по всей России!» Даже если они что-то придумают, это останется в этой деревне и никуда не разойдется. А песни, которые мы записываем, особенно сложные песни, видно, что они более древние, они как язык. Кто придумал слово «стол», «стул»?  Это наш язык, он вырос из чего-то предыдущего в течение многовекового процесса.

Когда меня спрашивают, когда возникла та или иная старинная песня, я всегда отвечаю, что это было гораздо позднее, чем мы думаем. И она возникла не на пустом месте, а из чего-то. Это как наша жизнь. Ведь во взрослом человеке остался и пятилетний ребенок, и семнадцатилетний подросток и т.д. Как береза с годовыми кольцами – она не сделана из папье-маше, а выросла.

Так и фольклор. Он вырастает из чего-то. Поэтому мы удивляемся, как могут скотники, крестьяне, гребенские казаки петь протяжные песни, не переставая, 48 часов подряд?! Они не музыканты, но поют с детства. На базе их репертуара вырос целый ансамбль.

- Народная песня может стать центром притяжения нации?

- Глобализм с его принципами здесь не годится. Как говорил академик Лихачёв, в культуре меньшинство может быть право. Лучшее в культуре создается меньшинством для меньшинства, человеком для человека, одним для другого. И таких меньшинств много.

Так и деревни были организованы. В этой деревне 300 песен. А в соседней тоже свои песни, эти две соседние песенные общины общаются между собой и даже будут спорить. И когда много меньшинств, в итоге получаются миллионы. Всюду именно этот механизм действует.

Для старушки или старика, которые живут в какой-нибудь деревне, слово «Россия» непонятно. Для них Россия – это малая родина. А Россию мы изучаем в школе, рассматривая географическую карту, а потом восхищаемся поездкой в Томск на машине: «Ах, вот же какая Россия!»

Когда плененного Шамиля везли в Петербург, согласно легенде, она воскликнул: «Если бы я знал, какая большая Россия, а я хотел её завоевать!» Нас боятся до сих пор. Смотрят на карту, сколько у нас земли, а если мы еще все песней выйдем! Вот и ответ на вопрос, почему до сих пор не создан институт русского фольклора? Мы сами боимся своей мощи! Своей собственной тени!

Каждая деревня сама себе голова и отличается от других, очень самостоятельна. И как этим всем управлять? Я не представляю работу президента. Огромная страна! Ведь то, что во Владивостоке, в Калининграде не годится. На севере не то, что на юге. А все законы надо вести воедино! Трудно руководить!

В песне это все отражается как в капле воды. Там обязательно должен быть запевала, причем, запевала это не тот, кто только начинает, но тот, кто потом еще и стержнем является, он знает и все слова, и кто будет с ним петь, и тональность, и темп, и громкость - вот настоящий запевала, который лидер все время. Академические принципы тоже важны, но там другой мир. Поэтому я пользуюсь термином звукомир. Звукомир Высоцкого, звукомир джаза, звукомир академического пения, звукомир фортепиано, звукомир западной традиции, звукомир оперный, симфонический, звукомир казачьей песни.

- Насколько живо общение между исполнителями и жюри «Светлой Седмицы»?

- На всех праздниках жюри всегда поет, чтобы участники видели, что мы тоже живые люди. Каждый раз, по окончании конкурса, мы говорим исполнителям, что рады приехать к ним в коллектив и помочь им. Но можем дать советы заранее. Это первое важное пожелание!

Второе важное пожелание. Должны коллективы общаться между собой. Выступил – послушай другого. Договорись о творческой встрече, это очень обогащает. 

- Насколько важен, на ваш взгляд,  Фестиваль «Светлая Седмица»?

- Все, кто поет народные песни – счастливые люди. Это счастье надо в себе нести, отдавать и излучать на других. Фольклор – это всегда следствие  чего-то более важного – здоровья, настроения, хороших эмоций, счастливой жизни.

На таких фестивалях мы обнаруживаем, что мы не одиноки, что нас много, что мы единомышленники. Это нас окрыляет и позволяет заниматься делом, которое часто многие недооценивают. Но, умные люди считают, что самое дороге, это когда меньшинство делает для меньшинства. Мы поем для себя, для наших друзей, для нашей песенной общины, для наших благодарных слушателей. Так поддерживается наш национальный дух, который гораздо мощнее глобальных  проектов, которые собирают  стадионы.

Но ведь эти конкурсы никак финансово не поддерживаются! А если даже минимальные деньги вложить, отдача будет хорошей. Все ищут выгодного вложения средств. На самом деле, выгодно вложить средства в культуру! 

Светлана Мельникова (фото автора)

Лучший Телеканал Народных Традиций API TV FOLK

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Леонид Павлов: Хоровая музыка – наше национальное богатство

«Светлая Седмица» - пасхальный подарок москвичам

Магдалина Глущенко: «Светлая Седмица» - моё озарение!»

Жюри Фестиваля «Светлая Седмица» даёт напутствие участникам

Фестиваль “Светлая седмица” представляет новые таланты

Елена Ромская: «Светлая седмица» - луч света в тёмном царстве

Десятый детский Пасхальный фестиваль «Светлая седмица» пройдет в Москве

Фестиваль «Светлая седмица» стал собором творчества

«Светлая седмица» оживляет в душе струны добра и любви

«Светлая Седмица» - со Светом по свету

Телеканал уникальных экспедиций API TV POAN

Лучший танцевальный телеканал API TV DANCE

Категория: Folk | Добавил: Bro (07.04.2017)
Просмотров: 17638 | Теги: Светлая седмица, Русская народная песня, фестиваль, музыка | Рейтинг: 5.0/152